Главное Свежее Вакансии   Проекты
Продвинуть свой проект
29 0 В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем

“Проклятая галера”, или откуда растут ноги у офисного нытья

​Я часто сталкиваюсь с командами разработки из крупных компаний. Но несмотря на разные принципы устройства, профили деятельности и стеки технологий, везде находятся сотрудники, недовольные сложившимся положением вещей.

Особо выделяющимся персонажам не нравится все! Но единственный реальный шаг за рамками разговоров, на который они способны, – это увольнение. Правда, в большинстве случаев до этого не доходит – персонажи просто непрерывно сетуют на “галеры”. Вы никогда не задумывались, откуда тут “растут ноги”?

b_5d6d2432b7028.jpg

Начнем со знакомой многим истории...

Представим, что вы снова меняете место работы. Причины для этого у всех могут быть самые разные. Возможно, вам предложили хорошие деньги, подкупили спортзалом с бассейном, чаем с плюшками или “интересными задачами”.

Успешно пройдя все собеседования и технические испытания, вы получаете свое предложение с заветной шестизначной суммой. Будущие коллеги на собеседовании уже успели вам понравиться, рассказав пару анекдотов, и вы, переполненные энтузиазмом, ждете свой первый рабочий день на новом месте и, возможно, в новой должности.

Долгожданный день начинается с полупустого опенспейса в одном из классических офис-центров вашего города. Полупустой он не потому, что ваши новые коллеги в отпуске или болеют, а просто потому что вы пришли на работу вовремя. Выпив первую чашку халявного кофе и закусив скромным количеством печенья, пытаемся начать рабочий день. Получаем доступы, настраиваем рабочее окружение, выставляем уточек, магнитные кубики и ждем нашу первую задачу.

Рядом замечаем еще одного коллегу. Список его действий похож на наш, пожалуй, за исключением уточек на столе. Видимо, тоже новенький. Подходим, знакомимся, пожимаем руки. Нашего нового коллегу зовут Ларри (необычное имя для наших широт, но все же). Ларри явно сонный, энтузиазмом не блещет, но с кем не бывает, верно? Возможно, Ларри чувствует себя не очень хорошо или его беспокоят прочие мысли…

Проходит три месяца. Долгие, нудные три месяца испытательного срока. За это время мы успели чуть-чуть вникнуть в проект и его процессы. Ларри также прошел испытательный срок. Пару раз вы вместе сходили на обед в столовку, и Ларри показался приятным малым.

Работа над крупным энтерпрайз-проектом – всегда дело непростое. Закостенелый стек и поросшие мхом процессы. Поначалу вникание в задачу отнимает большое количество времени и вызывает фантомные боли…. Прошло уже полгода на новом месте. Все это время мы решаем разные, но в то же время однотипные задачи. Они не вызывают интереса и не приносят удовольствия. Такие задачи – просто работа, которая должна быть сделана. Но каждый раз в этих задачах случается затык. С теми же “граблями” сталкиваются коллеги, что делает их жизнь немного сложнее.

Ларри решает схожие задачи, разве что немного в другой области. Он выполняет свою работу добросовестно, но при этом у Ларри есть неприятная черта. Он очень любит поныть и непременно упомянуть “проклятые галеры”. При этом Ларри все еще славный малый. Как человек он не стал хуже и не открылся с другой стороны. Однако каждый раз, когда разговор заходит о том, почему Ларри называет текущее место “проклятой галерой”, он только жалуется, что ему не нравится абсолютно все. Он может конкретизировать моменты, но об этом его надо просить отдельно. Обычно все заканчивается на банальном “все”. И не возникает сомнений, что он уверен в своих словах, ведь один раз Ларри даже пытался уволиться (хотя для этого и не было особой причины).

И все-таки, почему “галера”?

Если попытаться разобраться в том, что происходит с коллегой, откроется интересная правда. Ларри считает, что не в силах повлиять на рабочий процесс. С его точки зрения, он не может помочь себе и окружающим, ведь у него “нет времени думать об этом”. Каждый день он занят разгребанием рутины, на остальное сил уже не остается.

Ларри — славный малый. Причина его нежелания менять картину вокруг себя проста: он не хочет вступать в конфликты. Жизнь приучила его, что приспособиться и поныть — это проще, чем менять всё вокруг. Менять картину под себя — это значит вступать в противоречие, доказывать свою точку зрения. А Ларри — славный парень. Если же ты доказываешь, споришь, меняешь, ты перестаешь быть славным парнем для тех, кого до этого все устраивало. «Тебе что, больше всех надо?», — Ларри боится это услышать. Чтобы быть славным парнем, Ларри поет про себя песню: “Не стоит прогибать под нас рабочий процесс, уж лучше мы прогнемся сами'". И скрипит, прогибаясь под изменчивый мир. Скрипит как старый сварливый старик Плюшкин, который вместо мытья пола в своей захламленном дворце лучше в очередной раз будет ругать жизнь вокруг.

Мне эта позиция непонятна. Если не брать крайние и совсем неадекватные случаи (ну, всякое бывает), напрашивается вопрос: как можно делать то, что тебе не нравится, но при этом ни разу не задуматься о том, как перестать это делать без увольнения? Ведь на самом деле Ларри мешает не вся работа, а отдельные ее детали, которые вполне можно откорректировать… если перестать ныть.

Повлиять на рабочие процессы может каждый. Для этого не нужен особый талант или положение. Многие считают, что не во всех командах это возможно – например, работая от лица подрядчика на проекте крупного заказчика, ты уж точно никак не изменишь происходящее. Но это не так. Ваши руководители – неглупые люди. Улучшение процессов отдела идет и им на пользу. Да, конечно, у всех ситуации разные, но в подавляющем большинстве случаев из подобных “процессных тупиков” есть выход. Даже за то время, что я получал свой скромный опыт, мне удалось повлиять на рабочие процессы отдела, будучи как раз в упомянутом положении подрядчика.

А теперь к примерам!

Поскольку я занимаюсь тестированием, то и примеры буду приводить из этой области.

Влиять можно даже на всякие мелочи, и это само по себе улучшит восприятие работы. Допустим, повлиять можно на то, как вы пишете коммиты или комментарии, как создается тестовая документация и как происходит взаимодействие команды тестирования с командами аналитики и разработки. А в первую очередь я бы рекомендовал обратить внимание на минимизацию трудозатрат рутинных операций – способы написания типовой документации, подбор или создание тестовых данных и т.д.

Но не надо пытаться за один день изменить весь мир. И тем более не надо делать это в одиночку. Если проект большой и модульный, то при проведении комплексных работ нужно обязательно запрашивать поддержку людей из сторонних подсистем. Типичный энтерпрайз большой, развесистый и сложный, так что попытка разобраться в своем модуле занимает большое количество времени. Поэтому не стоит пытаться разобраться в сторонних системах в рамках недельных работ, лучше попросить коллег помочь. В конце концов, вы доставляете единый продукт и не должны враждовать друг с другом.

В целом настроиться на позитивный лад проще, чем кажется. Достаточно лишь подумать, какие конструктивные действия поправят ситуацию. Если нет 100% уверенности в них, можно посоветоваться с коллегами в личном порядке, а затем вынести предложения непосредственному руководителю – тет-а-тет за чашкой кофе или на ретроспективе.

Кстати, правильная, т.е. конструктивная ретроспектива – один из основных механизмов улучшения процессов. Она не должна быть основана на эмоциях и “накипевшем” – такая ретроспектива не может быть эффективной. Да, все выскажутся о том, что коллеги из другого отдела вставляют палки в колеса, вообще ничего не понимают и все проблемы от них. Это даст коллективу некоторую перезагрузку, но как только в работу поступит очередная задача, боли вернутся и мы окажемся на исходной. Ретроспектива должна быть осмысленной. Решать конкретные проблемы конкретными методами. Все принятые решения на ретро должны быть закреплены в правилах отдела и вступать в силу со следующего дня.

Сложно сказать, насколько сильно мне в свое время удалось повлиять на процессы, но так или иначе ситуация поменялась, и работать стало комфортнее. Появился некоторый свод правил и требований. Появились более четкие требования и разграничения ответственности. Работа стала и размереннее, и безопаснее одновременно – как у ручников, так и у автоматизаторов. К примеру, у последних мы ввели четкие требования к написанию кода и тестов для унификации подхода. Таким образом удалось урегулировать типовые вопросы, которые могли быть непонятны коллективу, так как мы не имеем возможности постоянно заниматься автоматизацией.

Как выйти из “тупика Ларри”

Возвращаемся к нашей истории. Ларри не настроен на конcтруктив. Он капризничает, ноет, действует окружающим на нервы, но не предлагает реальных действий по улучшению процессов. Все мы иногда бываем как Ларри, но в такие моменты лучше освежить голову, перезагрузиться и подумать, как можно поправить ситуацию. Всегда есть выход, помимо увольнения или радикальной смены вида деятельности. Все мы хотим комфорта в работе и в коллективе. И если конструктивно и коллективно работать в сторону улучшения процессов, то все это достижимо.

Периодически и я нахожусь на месте Ларри. Возможно, я не понимаю, что я делаю или зачем. Или задача развивается по такому странному пути, что чем больше в нее погружаюсь, тем больше фрустрации. На помощь приходит “монолог Мировингена” из Матрицы. “Причина и следствие…”. Причина запары – не задача. Причина в рабочем процессе. Смена места не поможет в смене процесса, ведь по собеседованиям очень сложно понять суть рабочих процессов. Стоит попробовать поработать с коллегами и общими усилиями добиться улучшения ситуации для вас всех. Вы все в этом заинтересованы.

А удавалось ли вам изменить процессы к лучшему?

Автор: Дмитрий Мастеров

0
В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем
Комментарии
Первые Новые Популярные
Комментариев еще не оставлено
Выбрать файл
Блог проекта
Расскажите историю о создании или развитии проекта, поиске команды, проблемах и решениях
Написать
Личный блог
Продвигайте свои услуги или личный бренд через интересные кейсы и статьи
Написать
Комментарии