Лучшие статьи и кейсы стартапов
Включить уведомления
Дадим сигнал, когда появится
что-то суперстоящее.
Спасибо, не надо
Главное Свежее   Проекты
Рекомендуем
Продвинуть свой проект
3 342 2 В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем

Подкаст «Правила игры»: бухгалтерские tips and tricks для ИТ-предпринимателей

Привет, Spark! У микрофона снова мы — Яшин и Партнёры. Наша специализация — налоги и бухгалтерский аутсорсинг. Сегодня вы узнаете, когда полезно побыть параноиком, и немного о том, что любят проверять банки.​

b_596dd35286365.jpg

/ фото Images Money CC

С недавних пор нам полюбился формат подкастов, и сегодня мы подготовили текстовую версию одного из выпусков передачи «Правила игры» (прослушать аудиоверсию можно здесь).

Мы продолжаем разбирать признаки, по которым налоговая может посчитать вашего контрагента «технической» компанией. О том, почему это важно – в транскрипте первой части выпуска.

Теперь выясняем, что можно сделать, чтобы уберечься от проблем в будущем.

Когда полезно побыть параноиком

Алина: Конечно, когда компания заключает много договоров, у нее много клиентов, и бизнес идет очень активно, заниматься доскональный проверкой каждого своего контрагента сложно. Должна быть, наверное, специальная служба у компании.

Сергей: Да. Когда ввели систему ЕГАИС для алкоголя (это система штрихкодирования и отметки чуть ли не каждой бутылки при поставке), компании принимали целый департамент только для работы с этой системой. Я надеюсь, что до этого не дойдет.

Все-таки [АСК НДС] направлена то, чтобы отлавливать недобросовестных предпринимателей, мошенников или компании, которые не платят налоги. Но пока эта ситуация настолько двусторонняя, что в большей степени цепляет и предпринимателей, которые не пытались «оптимизировать» налогообложение.

Алина: Главный совет – проверяйте своего клиента, контрагента, партнера, кого угодно, с кем вы работаете и подписываете договор. Старайтесь не сотрудничать с компаниями, которые уже на этапе знакомства и первого взаимодействия вызывают у вас подозрения. Это может вылиться во что-то неприятное.

Сергей: Сейчас есть большое количество баз, которые позволяют проверить контрагента хотя бы по каким-то показателям. В первую очередь надо анализировать, когда компания была создана.

Если вы вашего контрагента не знаете лично, то первое, что должно вас заинтересовать: когда компания была создана, кто ее директор, директором еще скольких предприятий он является, и что с этими предприятиями происходит.

Есть такие системы как СПАРК, СБИС. Провайдеры по сдаче налоговой отчетности тоже позволяют проверить контрагента.

Если в компании один директор, один учредитель, и этот же директор является директором еще 170 компаний, из которых 98 в состоянии ликвидации, а 60 уже обанкрочены буквально год назад, надо задуматься — это контрагент, который принесет предпринимателю больше проблем, чем выгоды.

Еще можно проанализировать юридический адрес. Но множество компаний имеют массовый юридический адрес. Грубо говоря, если совсем [дотошно] этим заниматься, на сайте налоговой есть сервис проверки массовости юридического адреса. Вы забиваете адрес, и сервис выдает, сколько организаций по нему зарегистрировано на текущий момент.

Это не единственный показатель, по которому надо отбрасывать контрагента, тем более, если, например, это Бизнес-парк «Румянцево», там несколько тысяч зарегистрированных предпринимателей. А дальше: уставный капитал, количество учредителей. Еще можно посмотреть картотеку арбитражных дел, поинтересоваться, участвует ли контрагент в каких-либо процессах как истец или как ответчик, проанализировать, что с этой компанией происходит.

В этом плане количество судебных разбирательств тоже говорит о том, что компания действует, что-то делает, с ней что-то происходит. А если компания создана недавно, директор является владельцем кучи таких организаций, нигде не участвует, нигде не проходит, для налоговой инспекции формально это «техническая» организация.

Если у вас есть подозрения, что в дальнейшем с этой компанией могут быть проблемы, надо хорошо подготовиться. И, если говорить о переписке, обязательно документировать все действия, запрашивать на почту коммерческие предложения со стоимостью [товаров/услуг], даже если вы на словах уже договорились. Телефонный разговор, как говорится, к делу не пришьешь.

Если у организации есть сайт, надо сделать скриншот с сайта, где вы нашли контакты. [Правда] если сайта к моменту возникновения проблем уже не будет, вряд ли вы что-то докажете. Какой-то пакет документов по компании точно надо собрать. Про скан паспорта директора и учредительные документы я уже не говорю, это в обязательном порядке [надо получить].

И в идеале еще неплохо у компании запросить последнюю отчетность на последнюю отчетную дату и платежки об уплате налогов.

Алина: Если предприниматель будет действовать по той схеме, которую ты обозначил, его контрагент решит, что он параноик.

Сергей: Да, с этим многие сталкиваются. Если следовать всему, что предписывает законодательство, часто невозможно продвинуться ни на сантиметр дальше, поэтому возникают разные неприятные ситуации. Если бы каждый следил за этим, наверное, таких ситуаций можно было бы избежать, но это физически невозможно.

Алина: Конечно же, каких-то совсем абсурдных ситуаций происходит относительно немного. Вероятность того, что вы, как предприниматель, попадете именно в такую ситуацию, когда вы работаете с совершенно чистой, белой компанией, скорее всего, невелика. Поэтому базовая проверка контрагента и базовая его адекватность важны, это маст-хэв на этапе до заключения договора.

b_596b9e0be3caf.jpg

Финмониторинг и банки: что еще «на контроле»

Сергей: Добавлю, что кроме налоговой инспекции государство осуществляет контроль через финансовый институт, например, через банки и страховые компании. Если раньше банкирам было все равно, что у вас происходит, их волновала только проверка Банка России по каким-то отдельным клиентам и показателям, то сейчас есть четкие указания от ЦБ РФ каждой кредитной организации.

Это методические рекомендации по остановке работы с клиентом и блокировке счетов, информированию надзорных органов финмониторинга и налоговых инспекций о том, что такая ситуация имеет место. Эти методические рекомендации находятся в открытом доступе, каждый может их открыть и почитать.

Там довольно много абсурдных моментов, столкнувшись с которыми, банкиры должны приостановить работу, а то и доложить, куда следует.

Например, если характер проводимой сделки не соответствует подобным сделкам в вашей сфере, банк должен заблокировать счет и сообщить об этом.

Вот вы звоните своему менеджеру и простите быстрее провести платеж, вы хотите быстро совершить какую-то операцию, поставку, а вам еще и счет блокируют.

Довольно много абсурдных вещей, с которыми мы тоже часто сталкиваемся.

Взять стандартный процесс, когда ИП работает и отправляет деньги, которые он получил от контрагента, на карту. С одной стороны, такая схема часто используется для вывода денег, с другой стороны, есть много предпринимателей, которые именно таким образом получают абсолютно белый доход.

Когда эта цифра подходит к сумме примерно в 1 миллион рублей, банкиры обычно задумываются о том, что происходит, просят документы и часто счета у ИП закрывают. А что делать тем, у кого доход больше миллиона?..

Алина: Получается, вы работаете как ИП, и деньги приходят вам на вашу личную карту…

Сергей: Нет, деньги приходят на счет ИП. Вы оставляете на счету сумму на налоги в зависимости от выбранной системы налогообложения, всю остальную суммы вы можете отправить на карту физического лица и спокойно снять. Это абсолютно белый доход.

Мы с клиентом, это сеть клиник, столкнулись с такой ситуацией, когда ремонтные бригады ремонтировали эти клиники. Ремонт был довольно дорогостоящий, и сумма в месяц превышала 2 миллиона по ИП. Абсолютно реальная работа, абсолютно реальные люди, есть результат их работ.

Трем из пяти ИП заблокировали и заморозили счета в банках. Люди довольно долго ездили и объясняли, в чем дело. Хотя задумка мониторить большие суммы объективно правильная. Но здесь это работает именно так.

До сих пор многие на банки точат зуб. Покупка по корпоративной карте за наличные деньги материалов, причем с документами, – объективная деятельность строительной компании. Некоторое время назад суммы, которые проходили, были довольно большие: 2-3 миллиона рублей. Такой у людей бизнес. Это было обоснованно.

Сейчас при покупке стоимостью больше миллиона рублей банк блокирует счет и выгоняет клиентов. Понятно, почему.

Банки держатся за лицензию, им не интересны проблемы конкретного предпринимателя. Но элемент контроля тоже определенный есть. Нюансов с банками довольно много.

Мы не говорим, что любое открытие расчетного счета связано с проверками и директора, и юридического адреса. Но есть такое понятие, как черный список юридических адресов и компаний. [Например] если один раз вам банк замораживает счет по показателям, которые подпадают под закон №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», вы, как генеральный директор, скорее всего, не откроете расчетный счет ни в одном банке в ближайшее время.

Алина: То есть это такая черная метка.

Сергей: Насколько это работает и работает ли по всем [компаниям и банкам], до сих пор не известно. Это остается на совести каждого банка. Но такие кейсы уже есть. Одно дело, когда в этот процесс вмешивается финмониторинг, другое – когда в процесс вмешивается сам банк, «стучит» в финмониторинг и вносит клиента в черный список. С этим предприниматели могут столкнуться.

Налоговая инспекция при не очень больших оборотах, наверное, может не уделять пристального внимания предпринимателям. Если же говорить про банки, то они и за копеечные операции могут «крылья подрезать» просто потому, что у них где-то что-то написано в бумажке, и они решили перестраховаться.

При взаимодействии с банками я советую быть предельно внимательными и изучить ряд положений, тот же самый 115-ФЗ. Если кто-то не читал их, он удивится тому, насколько любое осуществляемое действие может быть трактовано как ситуация, связанная с отмыванием доходов.

Работа с банками: «подводные камни»

Алина: Получается, вы можете делать совершенно честный бизнес, но кому-то он может показаться не очень честным. Если это банк, он будет вправе поступить так, как предписывает законодательство.

Сергей: Да. Так, как предписывают законодательство и рекомендации. А рекомендации от Банка России очень тяжело не выполнить. Они не носят «рекомендательный характер».

Алина: В целом какова стратегия предпринимателя, который работает с банками? Ему надо почитать законодательство, посмотреть рекомендации и в целом понять, что в ряде случаев придется заложить некоторый риск в свою работу? Ему надо быть готовым, к тому, что придется потратить какое-то время, чтобы подтвердить, что он работает чисто, и у него все хорошо?

Сергей: Да, правильно. Причем ситуации могут возникать абсолютно непредсказуемые. Например, российская компания пытается в Казахстане купить сайт. Это портал с огромным количеством посетителей в день, это большая работа, которая на протяжении пяти лет людьми велась. Речь идет о нескольких сотнях тысяч евро. Недешевый сайт.

Так же посчитал и финмониторинг. При проведении банковской операции банк запросил все документы, которые только мог, все документы ему были предоставлены. Сайт – нематериальный актив. С чем его сравнить? Сколько он стоит? Похоже на вывод капитала за рубеж.

Иронизировали, что Казахстан – современная, очень известная офшорная зона, в которую, конечно, все «выводятся». Посмеялись.Но только банк не посмеялся.

Он подумал, что ничего не будет делать без кивка финмониторинга, и посоветовался с ним. Финмониторинг не придумал аргументов, почему такую операцию нельзя провести.

Он спросил, почему компания сайт покупает, а не делает [сама], при условии, что сделать сайт стоит 15-20 тысяч рублей. Объяснили, что на сайте есть определенный трафик. Финмониторинг решил, что понятие трафика с ним в разных реальностях. А портал уникальный, и аналогов ему нет в России. Поэтому его и покупали. Оценить его невозможно, сравнить не с чем. Непонятно, какая стоимость является справедливой.

На выходе ситуация так и подвисла. Банк и финмониторинг не назвали причин неакцептования платежа, но платеж не был акцептован.

В итоге ребята открыли компанию в Лондоне и купили сайт с нее. После этого они обозлились и вообще увели активы из России.

Алина: Достаточно грустная история для российского бизнеса в целом.

Сергей: Хотя все начиналось неплохо, ребята два года работали, и бизнес был довольно успешным.

Алина: Конечно, ресурсы, которые существуют в цифре и сети, нашим российским банкам достаточно сложно оценить. Да и в принципе российской практики такой не очень много.

Сергей: Именно об этом, наверное, будет один из следующих выпусков. Моя коллега Люда Харитонова подробно об этом расскажет. Она как раз занимается интернет-коммерцией и всем, что связано с интернет-правом.

Недавно Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что, наверное, современное законодательство устарело и не подходит для подобных процессов, его надо пересматривать. Я очень надеюсь, что на это обратят внимание, потому что подобных кейсов, связанных интернет-проектами, когда нет возможности «пощупать» товар, а сделки не с чем сравнить, довольно много. Я надеюсь, что на это обратят внимание и все-таки «мух от котлет отделят».

Заметки по следам этого выпуска:

А еще мы экспериментируем с прямыми эфирами из своего офиса — сегодня говорили о том, что случится 25-го июля :)

+1
В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем
Подбираем рекоммендации...
Комментарии
Первые Новые Популярные
SPARK
Помогаем стартапам 24х7
Михаил Великий
Сделали анонс на главной vc.ru.
Ответить
Яшин и Партнеры
Бухгалтерское обслуживание для современных предпринимателей
Яшин Сергей
Ого, спасибо!
Ответить
Выбрать файл
Блог проекта
Расскажите историю о создании или развитии проекта, поиске команды, проблемах и решениях
Написать
Личный блог
Продвигайте свои услуги или личный бренд через интересные кейсы и статьи
Написать