Главное Свежее Вакансии   Проекты
Продвинуть свой проект
😼
Выбор
редакции
1 791 0 В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем

Сколько надо информационного шума, чтобы не попасть в тюрьму

Специально для Spark «Медиалогия» проанализировала упоминания фигурантов «Московского дела» в социальных сетях и СМИ. Кампания в поддержку актера Павла Устинова оказалась в два раза слабее поддержки Ивана Голунова, а Егора Жукова защищали в четыре раза слабее.

Летом и в начале осени 2019 года несколько уголовных дел против российских оппозиционеров и журналистов вызвали мощный общественный резонанс. В социальных сетях и СМИ прошли громкие кампании в защиту задержанных. В ряде случаев уголовные дела были прекращены, кому-то смягчили меру пресечения, кто-то по-прежнему находится под арестом, а нескольких человек осудили.

Специально для Spark «Медиалогия» проанализировала упоминания дела Ивана Голунова и некоторых фигурантов «Московского дела» в социальных сетях и СМИ, чтобы выяснить, какой уровень информационной поддержки необходим, чтобы содержание в СИЗО сменили на домашний арест, а какого уровня огласки хватает для полного прекращения уголовного дела.

Дело Голунова

В начале лета в Москве был задержан известный журналист-расследователь Иван Голунов. Ему вменяли покушение на сбыт наркотиков. Защита Голунова утверждала, что его преследование носит заказной характер и связано с его журналистскими расследованиями.

По данным «Медиалогии», за неделю с 6 по 13 июня делу Голунова посвятили 32,5 тыс. сообщений в СМИ и более миллиона публикаций в соцсетях.

На фоне общественной кампании в защиту журналиста на дело обратило внимание руководство МВД. В результате доказательств виновности журналиста не нашли, и министр внутренних дел выступил с заявлением о прекращении уголовного дела. За этим последовал ряд отставок высокопоставленных сотрудников МВД, а Голунову предоставили госзащиту.

«Московское дело»

В июле волну протестов вызвал отказ в регистрации ряду оппозиционных кандидатов в депутаты в Мосгордуму. Протестная активность нарастала весь месяц, а 27 июля в Москве прошла протестная акция, которая не была согласована с городскими властями. На ней было задержано почти 1,4 тыс. человек. Через неделю прошла еще одна несанкционированная акция, на которой задержали еще около тысячи человек.

По версии Следственного комитета, акция 27 июля якобы сопровождалась массовыми беспорядками, было заведено уголовное дело. Изначально в нем было 15 обвиняемых, но впоследствии обвинение в участии в массовых беспорядках с большинства из них сняли. Некоторых задержанных вместо этого обвинили в применении насилия к представителям власти.

Самый известный актер

Актриса Мария Зыкова на пикете у Администрации президента (фото из Instagram)

В защиту задержанных и обвиняемых началась новая общественная кампания. По данным «Медиалогии», самым громким ее фигурантом стал актер Павел Устинов, которого задержали на акции 3 августа и обвинили в том, что он вывихнул плечо одному из задержавших его омоновцев. Вину он не признал. Молодой человек провел в СИЗО больше месяца, а 16 сентября его приговорили к трем с половиной годам колонии. Этот приговор вызвал мощный резонанс, Устинова своими обращениями и пикетами поддержали актеры, режиссеры, учителя и представители других профессий. Защищать его вызвался известный адвокат и председатель Общественного совета при МВД Анатолий Кучерена.

В российских СМИ за время кампании Устинова упомянули почти 16 тыс. раз – это примерно в два раза меньше, чем упоминали Ивана Голунова. При этом в соцсетях актеру посвятили 633 тыс. публикаций.

В итоге приговор пересмотрели. Сначала Устинова отпустили под домашний арест, а потом приговор изменили, назначив ему год условного срока. По данным СМИ, следователь по его делу подал рапорт об отставке. Актер намерен обжаловать приговор и настаивает на своей полной невиновности.

Студенческое братство

Вторым по «популярности» фигурантом «Московского дела» оказался студент Высшей школы экономики Егор Жуков. После акции 27 июля его обвинили в участии в массовых беспорядках. Жукова поддержали другие студенты и сотрудники ВШЭ, у здания ВУЗа и у здания ГУ МВД проходили одиночные пикеты.

В СМИ за время кампании Жукова упомянули вдвое меньше, чем Устинова и почти в четыре раза меньше, чем Голунова – всего 8,3 тыс. раз. В социальных сетях ему посвятили почти 205 тыс. публикаций – это в три раза меньше, чем Устинову, и в пять раз меньше, чем Голунову.

Егор Жуков, скриншот из видео

И все же на фоне огласки студента перевели под домашний арест из СИЗО, где он провел месяц. Обвинение в участии в массовых беспорядках также сняли, но тут же заменили обвинением в призывах к экстремистской деятельности с использованием интернета, которые следователи якобы обнаружили в его видеоблоге. По этой статье ему грозит до пяти лет лишения свободы. В конце сентября Егору Жукову и еще одному фигуранту «Московского дела» – рэперу Самариддину Раджабову – продлили арест. К этому времени в уголовном деле о массовых беспорядках из 15 обвиняемых осталось всего трое: Самариддин Раджабов, Сергей Фомин и Алексей Миняйло.

Разница в соцсетях

Огласку дел этих фигурантов сложно сравнить с делом Голунова, но и здесь есть несколько любопытных моментов. Количество упоминаний в СМИ Фомина (4,9 тыс. материалов) и Миняйло (4,7 материалов) примерно одинаковое. Обвинения им также предъявили по одной статье.

При этом в соцсетях Миняйло оказался заметно «популярнее» Фомина: ему посвятили на 35% больше постов – 50,8 тыс. против 37,6 тыс. Нельзя утверждать наверняка, но это могло стать одним из факторов того, что одного из них полностью оправдали, а второй все еще ждет решения своей судьбы.

26 сентября суд пришел к выводу, что в материалах уголовного дела против Алексея Миняйло не содержалось признаков массовых беспорядков, и его освободили из-под стражи в зале суда. Через несколько дней после этого тот же Басманный суд продлил домашний арест Сергею Фомину. Ему грозит от трех до восьми лет лишения свободы.

Миняйло – не единственный задержанный, который при относительно небольшом количестве публикаций в СМИ снискал популярность в соцсетях. Однако в случае Константина Котова 1,7 тыс. публикаций в СМИ и почти 110 тыс. постов в соцсетях не помогли. Ему вменяли повторное нарушение правил проведения митингов, то есть несколько административных правонарушений. Уголовное наказание за это ввели в уголовный кодекс в 2014 году, но в 2017 году Конституционный суд признал применение статьи противоречащим Конституции и отменил единственный вынесенный по ней приговор. Несмотря на решение Конституционного суда, Котов стал вторым человеком, которого осудили по этой статье: в начале сентября его приговорили к четырем годам лишения свободы.

0
В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем
Комментарии
Первые Новые Популярные
Комментариев еще не оставлено
Выбрать файл
Не пропустите публикацию!
Spark_news
Новости от Спарка
Блог проекта
Расскажите историю о создании или развитии проекта, поиске команды, проблемах и решениях
Написать
Личный блог
Продвигайте свои услуги или личный бренд через интересные кейсы и статьи
Написать

Spark использует cookie-файлы. С их помощью мы улучшаем работу нашего сайта и ваше взаимодействие с ним.